Победа восточной женщины над дагестанскими гаишниками Элла Сабитова, предприниматель

Победа восточной женщины над дагестанскими гаишниками Элла Сабитова, предприниматель
gai

По итогам тренинга «ПОБЕДИТЕЛИ: ПСИХОЛОГИЯ ВЛИЯНИЯ И ХАРИЗМЫ» участники часто присылают ситуации, которые они выиграли с помощью личного мастерства. Я это называю «Подвиги Победителей».

Многие ситуации очень интересны и стоят того, чтобы поделиться и даже поучиться выдержке и силе влияния. Приведу ситуацию участницы тренинга Эллы Сабитовой, в миру – предпринимателя в сфере недвижимости.

Если у вас были подобные ситуации с представителями власти, поделитесь – что это было, как вы себя вели, какие выводы сделали.

Ниже прямой текст от Эллы:

Расскажу случай, на котором я проверяла и использовала свои победительские навыки по итогам тренинга. Я поехала на своем автомобиле на родину в Дагестан к родителям. Надо сказать, что в Дагестане отношение к женщинам – восточное.

То есть мало уважительное, переходящее в пренебрежительное. Тем ценнее был для меня выигрыш в этой ситуации с мужчинами-дагестанцами, обличенными властью, где я заранее имела несколько проигрышные позиции.

Со мною ехал дядя – за рулем, как положено мужчине. Мы с ним заранее договорились, что как хозяйка машины, я решаю, где и как ехать, но все штрафы на мне. В одном из поселков Дагестана мы проехали поворот, и потребовалось нарушить правила и пересечь сплошную линию.

Дядя сказал мне:
– Смотри, под твою ответственность!
– Пересекай, я разрешаю! – пошутила я.

Вдруг через 5 секунд, откуда ни возьмись, появилась машина ГИБДД, оттуда высунулись три гаишника и стали махать полосатой палочкой. Мы остановились, и дядя пошел разбираться. Я знала, какой официальный штраф и крикнула дяде вслед – 1000 рублей. Он возвращается через 15 минут, и, вытирая пот со лба, говорит:

– Eле на 5000 р. договорился.

Так, думаю, не пойдет. Одеваю кофту, застегиваю на все пуговицы, принимаю более официальный вид, включаю нужное состояние, как учили на тренинге, и иду к их машине.

Облокачиваясь на дверцу открытой машины, нависаю над сидящим гаишником и уверенно, твердыми интонациями обращаюсь к нему:
– С кем имею честь разговаривать?
– А вы кто?

Включаю официальный лексикон:
– Я имею право управления автомобилем на том же основании, что и гражданин, с которым вы только что беседовали. А теперь, представьтесь, пожалуйста.
– Магомедов Магомед.
– Звание?
– Прапорщик.

Он сказал это тише, и я поняла, что у него уже сбилась спесь, и он напрягся.
– Номер жетона?
– Это зачем?

Жесткими интонациями, глядя в глаза, я продолжала:
– Меня касается ситуация как владельца машины и как лицо, обладающее правом управления автомобилем. Вы обязаны представиться полностью.
– Прапорщик Магомедов, номер жетона такой-то…

Теперь он представился он полностью. Я донесла до него репортаж о ситуации и конструктивное предложение:
– На каком основании вы остановили машину и далее начали заниматься вымогательством? Официальный штраф 1000 руб. Вы вводите в заблуждение водителя и совершаете противоправные действия, пользуясь служебным положением. Вы сейчас выписываете нам квитанцию, отпускаете, мы оплачиваем в ближайшем сбербанке.

В ответ он стал возмущаться:
– Хватит права качать! За такое правонарушение отнимается водительское удостоверение!
– Повторяю. Наилучший вариант следующий. Вы выписываете нам штраф 1000 руб. Мы вместе едем в Сбербанк, оплачиваем и выдаем вам квитанцию. Далее мы следуем в пункт нашего назначения. Это понятно?

Прапорщик что-то невразумительно возражал. Я продолжала:
– Если вы отказываетесь, то я требую, чтобы Вы действовали согласно должностным инструкциям. А именно. Вы сейчас предъявляете обвинение, предъявляете закон, по которому вы действуете. Далее мы составляем протокол, в котором я отражу всю ситуацию. Далее я вынуждена буду обратиться в службу собственной безопасности МВД Дагестана…

Двое других влипли в сиденья машины. Дальше я стала аргументировать с помощью разворачивания нелицеприятной перспективы:
– Вы не знаете, кто перед вами стоит, и с кем Вы разговариваете! Я сейчас позвоню в центр, в Москву, сообщу о фактах вымогательства, фактах введения в заблуждения и методах, которыми вы пользуетесь.

Ситуация была напряжена до предела. Я продолжала:
– Вы сильно пожалеете об этой ситуации. Вам все понятно? И вообще, что я с вами трачу свое время. Мне надо совершить звонок…

Прапорщик озабоченно и мрачно молчал. Его сотрудники не шевелились, делая вид, что их здесь нет. После этой тирады возвращаюсь к дяде и говорю – иди к ним, возьми документы. Он на ватных ногах пошел, они молча отдали права – и отпустили без всякого штрафа.

Мы уехали. Дядя был в шоке:
– Они могли бы нас задержать…

Я разъяснила: не могли, потому что я для них носитель опасности. К ним самим придраться можно. У них самих могли быть проблемы. Существует служба собственной безопасности, которая контролирует самих сотрудников. Я могу написать на них жалобу, а в Дагестане устроиться ДПСником стоит 50000 долларов…!

На этом и других случаях я почувствовала свою силу, влиятельность, уверенность в том, что я способна на многое! Спасибо!